ко всем статьямКо всем статьям

Верховный Суд обязал виновников ДТП компенсировать лечение пострадавших. А как же ОСАГО?

Верховный Суд Российской Федерации в середине августа 2021 года создал прецедент, который может оказать большое влияние на автолюбителей: высший судебный орган подтвердил, что государство может требовать от водителя компенсации за лечение пострадавших по его вине людей. Mafin Media рассказывает о подробностях этого дела и перспективах такого правоприменения в России.

Что случилось

В середине августа 2021 года Верховный Суд разрешил спор жительницы Псковской области Екатерины Г. и двух местных больниц, который тянулся аж с 2018 года. Возможно, это дело так бы и осталось незамеченным, если бы не суть иска и решение, которое в конце концов принял ВС.

Что же произошло? В январе 2018 года Екатерина Г. на своей машине попала в ДТП вместе с матерью, которая была на пассажирском сиденье. Последняя получила серьезные травмы и оказалась в больнице. Лечение в итоге проходило сразу в двух медицинских учреждениях: Себежской районной и Псковской городской больницах.

Так как авария произошла по вине Екатерины Г., на нее было заведено уголовное дело по части 1 статьи 264 УК РФ. Эта статья предусматривает наказание за нарушение ПДД или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

дорожная авария

Екатерине грозило два года тюрьмы, но мать отказалась от каких-либо претензий к дочери, и уголовное дело было закрыто по примирению сторон. Однако здесь в ситуацию включились больницы, которые оказывали помощь пострадавшей. С помощью прокуратуры они потребовали компенсировать государству почти 80 000 руб., потраченных на лечение.

И чем же закончились судебные разбирательства?

За полтора года дело прошло путь от Псковского городского суда до Верховного Суда Российской Федерации. Ответчики (Екатерина Г. и ее адвокат) настаивали на том, что лечение пострадавшей в аварии должен покрыть полис ОСАГО, прокуратура — что сама виновница ДТП. Псковский суд вынес решение в пользу истца, объяснив это статьями 1079 и 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно первой, владелец «средства повышенной опасности» (коим считается авто) обязан возместить причиненный вред, если только он не докажет, что это возникло «вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего». Вторая же статья говорит: тот, кто возместил вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса). В данном случае это государство, которое оплатило лечение пострадавшей в ДТП.

Верховный Суд подтвердил решение первой инстанции. Более того, он прокомментировал это так: закон об обязательном страховании автогражданской ответственности принят для «защиты прав самих потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу», а не для покрытия расходов виновника аварии.

Значит ли это, что ОСАГО теперь не будет компенсировать лечение пострадавших?

растерянный мужчина с документами

Если вкратце, то не совсем. Вернее, совсем нет. На самом деле это крайне запутанный вопрос, в котором стоит детально проговорить все тонкости — иначе не будет понятно, как все работает и почему в данном случае виновница оказалась крайней. Начнем с того, что с точки зрения закона об ОСАГО полис автогражданской ответственности действительно покрывает риски, связанные с лечением пострадавшего в аварии, но только в денежной форме и далеко не целиком.

Чтобы получить выплаты, потерпевший или его представитель должен обратиться в страховую компанию виновника ДТП, которая по установленным правительством нормативам определит сумму компенсации. Это единственный механизм, который позволяет покрыть причиненный вред здоровью пострадавшего за счет полиса ОСАГО. Во всех остальных случаях положение дел для виновной стороны будет не самым радужным.

Например, выплаченных денег может не хватить для лечения. Тогда пострадавший имеет право вновь обратиться в СК и попросить о дополнительной компенсации, если право на нее подтверждается документально (например, ему понадобилось установить дорогостоящий протез). Страховая обязана возместить ущерб, но в пределах тех лимитов, которые установлены законом об ОСАГО (в настоящий момент это 500 000 руб.). Сумму сверх этого компания потребует в порядке регресса со своего клиента.

Кроме того — и это как раз подводит нас к псковскому делу, — покрыть лечение пострадавшего за счет полиса ОСАГО можно, только если ему оказывали услуги в коммерческом медицинском учреждении. Иначе обязательства по выплате компенсации однозначно лягут на плечи виновника аварии, что и произошло в ситуации с Екатериной Г. и ее матерью.

Дело в том, что законодательство об ОСАГО прямо исключает возможность государственных органов обязательного социального страхования подачи регрессного требования к страховщику (п. 4.10 Правил ОСАГО). И здесь мне кажется странным, что Верховный Суд Российской Федерации не сослался на данную норму.

В то же время закон об ОСАГО не предусматривает возмещение расходов фонду обязательного медицинского страхования, в том числе и страхователю, который эти расходы ФОМС возместил. Поэтому выводы Верховного Суда абсолютно правильные и отвечают общеправовому принципу справедливости.

Антон Ларионов

страховой юрист

Проблема еще и в том, рассказывает руководитель юридического подразделения Mafin Владимир Подъяпольский, что юридически объем застрахованных Екатериной рисков по ОСАГО и оказанная ее матери помощь относятся к разным сферам страхования:

Фактически ОСАГО покрывает риски наступления гражданской ответственности по обязательствам, возникающим при использовании транспортного средства. Здесь же потерпевший получил лечение по программе обязательного медицинского страхования. А значит, и обязанность по возмещению вреда несет не страховщик, а лицо, причинившее вред.

Владимир Подъяпольский

руководитель юридического подразделения Mafin

И зачем тогда нужно ОСАГО?

Вполне ожидаемый вопрос, который может возникнуть после прочтения этой статьи. Действительно, зачем платить за полис, если он не защищает от рисков, которые, казалось бы, должен покрывать полностью. Но, во-первых, как мы видим по разбору юридических особенностей выше, это далеко не так: ОСАГО помогает возместить ущерб здоровью и жизни, но с определенными оговорками. Если их не учитывать, может произойти ситуация, аналогичная разбирательству псковских больниц и Екатерины Г.

Во-вторых, как утверждает Владимир Подъяпольский, изначально обязательное страхование автогражданской ответственности в России рассматривалось как возможность возместить ущерб в первую очередь имуществу, а не здоровью. Отсюда и возникли некоторые правовые бреши, а вместе с этим — и спорные ситуации. По словам Подъяпольского, из-за этого обоснование Верховного Суда Российской Федерации выглядит таким неоднозначным:

Тезис Верховного Суда Российской Федерации о «защите прав самих потерпевших» достаточно спорный, поскольку страхование ответственности за причинение вреда по своей правовой природе должно защищать не только интересы тех, кому причинен вред страхователем, но и интересы самого страхователя, который покупает страховую защиту именно для того, чтобы не платить из своего кармана.

Владимир Подъяпольский

руководитель юридического подразделения Mafin

Но даже несмотря на это, отмечает юрист Антон Ларионов, ОСАГО не сможет (и не должно) полностью освободить от ответственности водителя, по чьей вине пострадали или погибли люди:

Не стоит думать, что полис ОСАГО должен полностью уберечь от ответственности, если из-за ваших действий был причинен вред здоровью или жизни других людей. Ведь никто не отменял связанную с этим гражданскую и уголовную ответственность.

Да, наличие полиса ОСАГО покрывает большую часть расходов потерпевшего, как в том, что касается возмещения вреда имуществу, так и в плане возмещения вреда жизни и здоровью потерпевшего. Но единственное, что может вас полностью защитить в подобных ситуациях, — это соблюдение правил дорожного движения и адекватное поведение на дороге.

Антон Ларионов

страховой юрист

Тимур Фехретдинов
Редактор
Подписывайтесь на Telegram-канал Mafin Media и не упускайте новых знаний и возможностей!
Вам может быть интересно